Пять фактов об Л. Роне Хаббарде

Жизненный путь человека, который за одну жизнь прожил по меньшей мере двадцать, тяжело описать в одной статье. Но на некоторых интересных моментах и фактах мы можем остановиться. Возможно, эти факты из личной коллекции кому-то уже будут известны, но найдутся и те, кто откроет для себя новое.

«Чтобы действительно знать жизнь, нужно быть её частью, — писал Л. Рон Хаббард. — Вы должны забраться в самую гущу и смотреть. Вы должны забраться в самые сокровенные уголки существования; вы должны водить компанию с самыми разными людьми, прежде чем вы сможете наконец установить, что такое человек».

Именно это и делал Л. Рон Хаббард в своей полной приключений жизни.

Итак, коротко о фактах.

Юнга в 16 лет

Имя Л. Рона Хаббарда, который имел лицензию на управление судами любого размера в любом океане, во многом ассоциируется с морем и тем, что с ним связано. Но начало было положено уже в 16 лет. В 1927 году он поднялся на борт военного корабля США «Нитро», приписанного к Сиэтлу, и впервые ощутил вкус морской службы.

На военном корабле, перевозящем солдат и боеприпасы, не было никаких излишеств. Рона взяли в плавание благодаря тому, что его отец был морским офицером, а сам Рон был физически крепок. Находясь на судне, в свои 16 лет он помогал с управлением нефтяными турбинами и проходил обучение в навигационной рубке.

Великая Китайская стена. 1928 год

В своих дневниках, преимущественно 1929 года, Л. Рон Хаббард описывает свои неизгладимые впечатления от Великой Китайской стены. Позже он сделает её фотографию.

Снимок, запечатлевший семь изгибов легендарной стены, был включён в различные учебные пособия “National Geographic”.

Снимок Великой Китайской стены, сделанный Л. Роном Хаббардом
Снимок Великой Китайской стены, сделанный Л. Роном Хаббардом

Из дневника:

«Равнины Монголии тянутся унылые, неприветливые — и всё же манящие, снова и снова упираясь в Великую стену. Гранитные скалы поднимают к серому небу раболепный лик, и ледяные порывы бурь прорезают морщины на их щеках. Здесь ушедшие тысячелетия ждут забвения, которое никогда не придёт. Земля шипов и колючек, рождающая лишь пыль, — она вспоминает того, кто прошёл здесь, чтобы никогда не прийти вновь…»

Планеристы Университета Джорджа Вашингтона

В 21 год, завершив своё путешествие по Азии, Л. Рон Хаббард созвал первое собрание клуба планеристов Университета Джорджа Вашингтона. Изначально откликнулось менее 12 человек для занятий на спортивно-учебном планере Franklin PS2.

Первый взлет Рона был 6 мая 1931 года. Он привязал нос планера Franklin PS2 к автомобилю «Форд» модели Т и сам описал этот момент следующим образом:

«Машина трогается. Веревка натягивается, облако пыли поднимается там, где крыло задевает землю».

Лётный шлем Л. Рона Хаббарда с японским иероглифом — пожеланием удачи.
Лётный шлем Л. Рона Хаббарда с японским иероглифом — пожеланием удачи.

После учебных взлетов последовали 26 настоящих полетов на высоте от 8 до 30 метров.

После сдачи экзамена в Министерстве торговли Л. Рон Хаббард получил Лицензию планериста №385 и его регулярно видели в небе «без единого звука, кроме шепота ветра в распорках и, быть может, «хлоп, хлоп, хлоп» ремешка шлема, бьющего по переднему краю крыла».

Уцелевший в преисподней: восхождение к огненному кратеру вулкана Монтань-Пеле

Монтань-Пеле (фр. Montagne Pelée — Лысая гора) — это самый свирепый вулкан в северной части острова Мартиника. Последнее извержение в 1902 году полностью разрушило город Сен-Пьер и унесло жизни около тридцати тысяч жителей.

Проводя Карибскую экспедицию, в 1932 году, Л. Рон Хаббард захотел взглянуть на этот свирепый вулкан, который он описал следующим образом: «он представляет собой тлеющую злую вершину, возвышающуюся над спокойными голубыми водами Карибского моря».

Никто не расскажет лучше об этом восхождении, чем сам Рон Хаббард:

«Когда я добрался до вершины, было уже почти темно. Мои ботинки обгорели дочерна, я положил носки на камень, чтобы просушить их, но они сгорели дотла. Я промок под внезапным дождем и едва не задохнулся в испарениях. Когда я стал спускаться, Монтань-Пеле решил позабавиться со мной. Громадные многотонные валуны покатились по склонам, и мне приходилось увёртываться так быстро, как я только мог. Над кратером небо светилось зловещим красным светом. Прыгающие валуны сыпали искрами. Камни вокруг меня дышали жаром. Я спустился живым и невредимым, но я выглядел и чувствовал себя так, словно вырвался из преисподней».

Сделанные в тот момент фотографии Монтань-Пеле были куплены газетой «Нью-Йорк таймс».

На подходе к вулкану Мон-Пеле, остров Мартиника
На подходе к вулкану Мон-Пеле, остров Мартиника

Золотоискательство по следам конкистадоров

В 1932 году, прибыв в Пуэрто-Рико, Л. Рон Хаббард, в составе золотопромывочной команды, прошел следами конкистадоров.

Среди запоминающихся событий экспедиции — обвал в шахте возле города Санта-Герман, который едва не окончился трагедией для него. Позже, в 1936 году, в своем дневнике он опишет это происшествие, которое ляжет в основу знаменитой серии рассказов «Адская работа», напечатанных для читателей в pulp-журнале Argosy.

Так что же там происходило?

Исследуя шахту у города Сан-Герман, Пуэрто-Рико, Рон захотел осмотреть брошенную шахту и вместе с помощником из числа местных жителей протиснулся через наполовину обрушившийся штрек, свод которого подпирали сгнившие бревна. Отвалившиеся куски руды падали ему за шиворот. Через некоторое время он почувствовал и услышал, что тишина сменяется треском обрушивающихся подпорок. Чтобы не оказаться похороненным заживо, он уперся спиной в стену и так простоял несколько минут, ожидая, что сейчас его раздавит. Снаружи не было никого, кто мог бы его откопать. Через некоторое время, все вокруг ужасно затряслось и в трех метрах от него штрек обрушился. Выход был завален. Рон был погребен под бревнами, он едва мог дышать. Он ждал смерти. Прошло больше часа, как местные жители, обеспокоенные его отсутствием, начали его искать и нашли. Вот что говорил он сам:

«Никогда еще я не был так близок к смерти. Авиакатастрофа, кораблекрушение, кессонная болезнь, взрыв нитроглицерина, падение — все эти смерти быстрые и верные, но лежать в дыре под землей в тишине и ожидать смерти… это нечто иное».


Л. Рона Хаббарда ждали приключения на многих туманных землях, в далеких морях и бескрайних небесах, а главное приключение привело его к той неизведанной terra incognita, которая находится внутри нас и является самой большой тайной.

В 1949 году он опубликовал статью «Terra incognita: разум» в «Журнале Клуба путешественников», где отметил:

«Для путешественника, пожалуй, нет маршрута более странного, чем внутрь себя. Ранее неосвоенные земли мелькают под крылом самолета. До звезд пока не дотянулись. Но есть еще непознанная область, которая, хотя мысль о ней едва ли придет в голову искателю приключений, все же способна преподнести такие сюрпризы, которых не видал и Ливингстон».

Таким образом, дикие земли, которые исследовал Рон, как раз и были теми дальними краями, в которых он прокладывал путь к Дианетике. К науке о разуме (от греческого dia- — «через» и nous — «разум» или «душа»), которая открывала для всех источник психосоматических заболеваний и нерациональностей в поведении человека и его мышлении. И это стало ключевым приключением его жизни, в котором Л. Рон Хаббард не оставил и следа серьёзности.

Оцените статью
( 13 оценок, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!
Саентология: новости в России и мире
Подписаться
Уведомление о
5 комментариев
Большинство голосов
Новее Старее
Inline Feedbacks
Просмотреть все комментарии
5
0
Будем рады узнать, что вы думаете о статьеx
()
x