Я помогал пострадавшим:
был участником, а не зрителем

В начале июля 2012 года я с другими волонтёрами, большинство из которых саентологи, приехал из Москвы в Крымск, чтобы принять участие в ликвидации последствий наводнения. На железнодорожном вокзале нас ждала «Газель», мы загрузили рюкзаки и разместились на сиденьях. Раннее утро встретило туманом, а город — равнодушной пустотой улиц и неестественной тишиной, как будто вся жизнь замерла.

Я смотрел в окно и удивлялся тому, что видел. Было чему удивляться. Представьте себе легковую машину висящую на суку дерева как груша. Будто великан повеселился и украсил дерево легковушкой. Наводнение и было тем великаном. Разбитые витрины, снесённые дома, разбросанные вещи — всё было необычным для стороннего наблюдателя. Такое редко увидишь в жизни. Захотелось сфотографировать всё на камеру, чтобы позже поделиться впечатлениями с друзьями… Через пару дней этого желания у меня уже не было: я увидел обратную сторону шалостей великана-наводнения.

Крымск, 2012

Получилось так, что кроме помощи в очистке домов от муляки (речного ила, осевшего после наводнения), приходилось выслушивать рассказы жителей Крымска о прошедших событиях. Помнится, как одна женщина повторяла несколько раз одну и ту же историю. В ночь, когда вода начала прибывать, она видела, как её сосед спасал от наводнения свою семью. Он вывел из дома жену и двоих детей, успел посадить их в свою легковушку. Нахлынула мощная волна. Машина даже не успела тронуться с места, как сверху упала другая легковушка и накрыла собой людей в кабине. Машина с людьми превратилась всмятку. Никто из семьи тогда не выжил.

Слушая эту историю, я вспоминал свои впечатления первого дня в Крымске и желание сделать фотографии разрушений после наводнения. В памяти вспыхнули слова Л. Рона Хаббарда — великого человека, который хорошо разбирался в жизни, — что «зрительство очень распространено в нашем современном обществе» и что «нам нужно больше участников». Решил, что не буду фотографировать висящие на деревьях машины и снесённые дома. Я не зритель, чтобы наблюдать и удивляться увиденному. Я участник происходящего и могу помочь людям от всего сердца. Я остался в Крымске до окончания чрезвычайной ситации и даже больше. Когда в Крымске оказание помощи было завершено, я переехал в Нижнюю Баканку.

С тех пор прошло несколько лет. У меня не осталось собственных фотографий на фоне разрушений, которыми я мог бы удивлять друзей. У меня осталось чувство гордости и самоуважения, так как я был участником помощи пострадавшим в этих событиях людям, а не зрителем, безучастно взирающим на страдания людей.

К тому же после описанных событий я стал мудрее. Теперь я точно знаю, что за любым обращением ко мне всегда стоит либо позиция «зрителя», либо позиция «участника». Если кто-то обращается ко мне и при этом не предлагается никакого решения, — значит я столкнулся со «зрительством». Если обращение не ограничивается «полемикой», а предлагается решение, я обычно готов к сотрудничеству, чтобы действиями изменить положение дел к лучшему.

Я не поддерживаю «зрительство». Я хочу, чтобы участников было больше. А вы?

Владимир Оллыкайнен

Оцените статью
( 30 оценок, среднее 4.73 из 5 )
Понравилось? Поделитесь с друзьями!
Саентология: новости в России и мире
Подписаться
Уведомление о
7 комментариев
Большинство голосов
Новее Старее
Отзывы в тексте
Просмотреть все отзывы
7
0
Будем рады узнать, что вы думаете о статьеx
()
x